01.06.2019
АВИАЦИЯ В ПОДЗЕМНОЙ ВОЙНЕ

Чем сильнее становятся Военно-Воздушные силы, тем глубже окапываются их противники. В каменистых и бесплодных землях Афганистана террористы из ИГИЛа и Талибана за долгие годы построили мощную сеть подземных туннелей и сооружений. В глубоких пещерах и катакомбах оборудованы склады с боеприпасами и продовольствием. Командные пункты и госпитали. Есть даже подземные мечети с имамами. Чтобы выкурить боевиков из-под земли, ВВС приходится использовать специальные противобункерные бомбы. Такие как GBU-57 и GBU-43 МОАВ.

Однако, более продвинутый противник подобных боеприпасов не очень-то и боится. Например, Северная Корея давно уже строит многоуровневые подземные секретные убежища и оборонные заводы, куда «руки» бомб MOAB попросту не дотянутся. В результате даже после успешного подавления ПВО КНДР, после многочисленных ударов авиации на всю глубину территории Северной Кореи, военный потенциал Пхеньяна останется практически в неизменном виде. Что делать? Посылать войска в неизведанные подземелья? Это чревато большими потерями. Думаю, тут не надо объяснять про сложность боевых действий в неизвестном ограниченном пространстве, где полно ловушек и нельзя использовать стандартное вооружение и боеприпасы. Опыт войны во Вьетнаме никто не забыл.

Получается, вроде как тупиковая ситуация: мощный военный потенциал, господство в воздухе - уравниваются по силе и боевым способностям со значительно более слабым противником, таким, как ИГИЛ, Талибан или КНДР.
Нет, это ещё не тупик. Одно из ключевых преимуществ ВВС - разведка. Не все летательные и космические аппараты обладают рентгеновским зрением. Более того, против рентгена можно выставить защиту и закрыть объекты от подглядывания. Разведка ВВС ничего с этим поделать не сможет. В этой казалось бы безнадёжной ситуации выручают беспилотники.
Они могут висеть над входом в туннель или подземную систему круглые сутки, семь дней в неделю. За короткое время операторы дрона соберут воедино всю так называемую «модель жизни» бункера. После чего аналитики сделают вывод о том, что именно происходит внутри подземелья, в чём его ценность и каковы масштабы его деятельности?

В частности: кто именно заходит и выходит из бункера в течение недели, месяца или года? Рабочие, военные, заключённые? Сколько их? Есть ли местные жители? Где живут, чем питаются строители? Какой тип строительной техники, оборудования и материалов доставляют к месту стройки подземного сооружения? Как много требуется материала? Например, самосвал, вывозит определённый тип земли. Так можно узнать глубину будущего сооружения. Грузовики подвозят определённый вид столбов. Это скажет о размерах подземелья. В общем, развитие строительного процесса поведает о секретном объекте абсолютно всё.

Если на руках нет точной карты подземелья, то ВВС никогда не узнает: куда именно ведёт вход в туннель? Где конкретно сидит под землёй командование и управление? Подземное сооружение может прятаться под массивной горой. Куда не пробьётся ни одна бомба, будь она хоть трижды бункерной и многажды ядерной.
Но, как говорят военные, на всякий хитрый зад есть винт с левой резьбой.
После того, как ВВС определили, где находится вход в туннель, в какое подземное сооружение он примерно ведёт - наступает пора решать, что и как со всем этим делать. Пытаться уничтожить сразу всю подземную инфраструктуру – нет никакого смысла. Как показал опыт Второй мировой войны – это влечёт лишние расходы по боеприпасам и человеко-часам. Во время ВМВ на уничтожение подземных сооружений Германии вылетали целыми эскадрильями. И часто это приводило только к частичному успеху. С новой тактикой достаточно одного самолётика с одной бомбочкой типа GBU-57 Massive Ordnance Penetrator. Но сбросить её надо точно на одну единственную комнату (уязвимое место) огромного бункера или подземного завода. Например, это может быть электроподстанция, вентиляторная, комната связи и так далее. Тогда гарнизон подземелья окажется без освещения, без воздуха, без связи. Отсутствие даже одного компонента делает огромную инфраструктуру абсолютно бесполезной. Ещё раз. Нет задачи уничтожать сразу всё. Надо найти критическую точку в сооружении и разрушить её, сделав убежище бесполезным или опасным для жизни. Гарнизон будет вынужден подняться на поверхность и прекратить сопротивление.

Помимо внедрения новой тактики, ВВС ведущих стран мира запросили у оборонной промышленности противобункерные боеприпасы с изменяемой мощностью. Это необходимо для снижения так называемого побочного урона. Военные помешаны на этом. Недавно беспилотники Riper стали вооружать ракетами с ножами вместо взрывчатки. По задумке: такой боеприпас прирежет террориста, но оставит в живых окружающих людей. Что касается бомбы с изменяемой мощностью, то она пригодится если северокорейские войска начнут атаковать южан прямо из туннелей посреди кварталов южнокорейских городов. ВВС придётся засыпать эти подземелья ударами с воздуха.